Плод с древа познания
Латинское существительное «malus» может означать как «яблоко» так и «зло», что возможно является причиной того, что «дерево познания добра и зла» в Эдемском саду часто изображается в виде яблони, хотя в библейской Книге Бытия не говорится, какое конкретно фруктовое дерево это было.

В 2010 году исследовательская группа под руководством Риккардо Веласко из Фонда Эдмунда Маха в Тренто, Италия, подняли знание о самих яблоках на новый уровень: они секвенировали полный геном одомашненных яблок Malus domestica. На данный момент это самое большое количество генов – 57000 – превосходящее любой изученный до сих пор геном растения, и приблизительно на 36 тысяч генов превышающий геном человека.

Команда Веласко также определила М. sieversii как дикого предка домашних яблок, сообщив, что она была одомашнена в Центральной Азии около 3000-4000 лет назад. Но, оказывается, у яблок Грани смит была не одна бабушка.

Исследование, проводившееся в 2012 году под руководством Амандини Корнили, эколога из Университета Упсалы в Швеции, показало, что одомашненные яблоки получили свои гены и от других диких сортов, по мере распространения на запад вдоль Шелкового пути. Путешествующие торговцы, как объясняет Корнили, невольно разносили окультуренные яблоки, потребляя их и разбрасывая семена по пути, так же как и их верблюды и лошади.

Корнили и ее коллеги из Франции, Армении, Китая и России отобрали и секвенировали быстро развивающиеся участки ДНК диких видов яблони в Сибири и на Кавказе, а также Malus sieversii и Malus sylvestris, европейской дикой яблони. Некоторые из этих диких яблонь, отмечают учёные, обладая «маленькими, вяжущими, терпкими плодами», все же являются источником более ценных черт, в том числе устойчивости к вредителям и болезням или большей лёжкости. Генетический анализ выявил доказательства частой гибридизации одомашненных яблок с дикими видами. Многие из этих скрещиваний, вероятно, были осуществлены намерено, самими фермерами.

В частности, дикие яблони являются «крупнейшим вторичным источником» генов для современных домашних яблок вот уже на протяжении приблизительно 1500 лет. В действительности одомашненные яблоки сейчас гораздо более тесно связаны с M. sylvestris, чем со своими предками из предгорий Тянь-Шаня.

Культивирование разнообразия

Современные селекционеры на Министерство сельского хозяйства США и из Корнельского университета в Итаке, штат Нью-Йорк, используют как традиционные методы прививки, так и генную инженерию, чтобы продолжить дело по соединению генов дикие яблок с генами домашних сортов, начатое фермерами, жившими вдоль Шелкового пути.

В 1990-е годы, садовод Фил Форслин из Службы сельскохозяйственных исследований Министерства сельского хозяйства США (ССХ) и Херб Альдвинкль, фитопатолог из Корнельского университета, в ходе нескольких поездок посетили леса Казахстана, Кыргызстана, России и Китая, чтобы собрать семена и черенки яблонь сорта М. sieversii. По словам Томаса Чао, специалиста по яблокам, винограду и кислой вишне ССХ МСХ США в Женеве, штат Нью-Йорк, эти учёные собрали 130000 семян М. sieversii. С тех пор в женевских садах было выращено более 1300 саженцов М. sieversii, после чего они были изучены на устойчивость к болезням, засухе, холоду и наличие других черт.

По словам физиолога растений Гейлы Волк, целью учёных является сбор и сохранение всего разнообразия не только диких видов яблони из Китая и Центральной Азии, но и местных видов. Волк, считающая себя «очень увлеченной яблоками», работает в Национальном центре ССХ по сохранению генетических ресурсов в Форт Коллинзе, штат Колорадо, где находится то, что она описывает как «чудовищной хранилище», вмещающее сотни тысяч семян различных видов. Один из проектов Волк состоит в секвенировании и фингерпринтинге ДНК диких яблок с целью идентификации генов, которые могут кодировать сопротивляемость болезням, хрусткость или вкус.

Коммерческие культуры ограничиваются примерно 15 различными видами яблок; это то, что все знают и выращивают, – поясняет Гейл.

Тем не менее, коммерческим сортам угрожают не только «классические ужасы» – красная бактериальная гниль, парша яблони и пятнистость листьев, – но и изменения климата. За последние несколько лет производители яблок на всей территории США понесли убытки из-за участившихся теплых периодов в феврале, заставляющих деревья просыпаться от зимнего покоя.

Деревья зацветают в марте и, о чудо, вдруг выпадает снег, и они теряют множество цветов и завязей, потому что климат еще не готов принять новорождённые яблоки, – объясняет Волк. – Одним из возможных решений может стать введение генов яблок, приспособленных к более теплым краям, таких как сорт яблок из Юго-Восточная Азии Malus doumeri, или, в идеале, гены таких видов, которые остаются в спящем состоянии на протяжении кратких весенних потеплений.

Сохранение диких популяций и их потомков является «совершенно необходимым», добавляет садовод Сьюзан Браун из Корнельского университета, которая работает с молодыми яблонями M. sieversii в Женевских садах, в поисках генов, способствующих сопротивлению парше яблони и увеличению питательных веществ. Женевская коллекция, по ее словам, является «Ноевым ковчегом для яблок», сохраняющим потенциально ценные мутации или генетические варианты для будущего.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

4 + 9 =